Accueil > Ekaterinbourg > : : Sur la terre des morts

  • Cimetière de Chirokoreïtchinskaia
  • Cimetière de Chirokoreïtchinskaia
  • Cimetière de Chirokoreïtchinskaia
  • Cimetière de Chirokoreïtchinskaia
  • Cimetière de Chirokoreïtchinskaia
  • Cimetière de Chirokoreïtchinskaia
  • Chien de garde
  • Cimetière de Chirokoreïtchinskaia
  • Cimetière de Chirokoreïtchinskaia
  • Cimetière de Chirokoreïtchinskaia
  • Cimetière de Chirokoreïtchinskaia
  • Cimetière de Chirokoreïtchinskaia
  • Cimetière de Chirokoreïtchinskaia
  • Cimetière de Chirokoreïtchinskaia
  • Cimetière de Chirokoreïtchinskaia

: : Sur la terre des morts

lundi 10 mars 2008

A quelques kilomètres du centre ville, l’hommage aux morts se poursuit : en marge du cimetière de Chirokoreïtchinskaia, Ekaterinbourg s’honore d’un memorial du goulag - ici aussi les noms s’alignent sur des stèles noires piquées de fleurs rouges.

Il est dit : "Souvenez-vous de vos morts".

Au milieu des stèles s’élève un obélisque en hommage aux morts de la GGP   (Grande Guerre patriotique). Me vient le soupçon que l’obsession du souvenir, en Russie, de la seconde guerre mondiale a aussi quelque chose à voir avec le goulag. Commémorer les morts officiels, et en sous-texte, les morts subreptices ?

Le cimetière est immense, faisant se rencontrer pionniers du communisme, apparatchiks et victimes des règlements de comptes des années 1990.


Vertinski

Cimetière de Chirokoreïtchinskaia

Les Scythes


Les Scythes, c’est nous, c’est nous les Asiatiques.
Nul n’a jamais pu nous compter...
Voyez nos yeux, nos yeux avides et obliques,
Essayez de nous affronter !

[...]

Vous fixez l’Orient, oh ! depuis tant d’années,
Amassant chez vous ses fleurons ;
C’est pour nous préparer de noires destinées,
Pour pointer sur nous vos canons.

Monde, monde ancien, ton âme se dissipe
Dans un bien-être édulcoré !
Fais halte en ta sagesse, ainsi que fit Oedipe
Devant le Sphinx au vieux secret !

La Russie est un sphinx de joie ou de tristesse.
Parfois baignant dans un sang noir.
C’est toi qu’elle regarde et regarde sans cesse
Avec amour et désespoir

[...]

Reviens à toi, vieux monde, entends-moi, je t’appelle
Au bonheur, au travail, au bien !
Sur la lyre barbare une voix fraternelle
La dernière fois te dit : "Viens !".

Alexandre Blok, janvier 1918
Traduction Katia Granoff


СКИФЫ

Мильоны - вас. Нас - тьмы, и тьмы, и тьмы.
Попробуйте, сразитесь с нами !
Да, скифы - мы ! Да, азиаты - мы,
С раскосыми и жадными очами !

Для вас - века, для нас - единый час.
Мы, как послушные холопы,
Держали щит меж двух враждебных рас
Монголов и Европы !

Века, века ваш старый горн ковал
И заглушал грома’ лавины,
И дикой сказкой был для вас провал
И Лиссабона, и Мессины !

Вы сотни лет глядели на Восток,
Копя и плавя наши перлы,
И вы, глумясь, считали только срок,
Когда наставить пушек жерла !

Вот - срок настал. Крылами бьет беда,
И каждый день обиды множит,
И день придет - не будет и следа
От ваших Пестумов, быть может !

О старый мир ! Пока ты не погиб,
Пока томишься мукой сладкой,
Остановись, премудрый, как Эдип,
Пред Сфинксом с древнею загадкой !

Россия - Сфинкс ! Ликуя и скорбя,
И обливаясь черной кровью,
Она глядит, глядит, глядит в тебя
И с ненавистью, и с любовью !..

Да, так любить, как любит наша кровь,
Никто из вас давно не любит !
Забыли вы, что в мире есть любовь,
Которая и жжет, и губит !

Мы любим всё - и жар холодных числ,
И дар божественных видений,
Нам внятно всё - и острый галльский смысл,
И сумрачный германский гений...

Мы помним всё - парижских улиц ад,
И венецьянские прохлады,
Лимонных рощ далекий аромат,
И Кельна дымные громады...

Мы любим плоть - и вкус ее, и цвет,
И душный, смертный плоти запах...
Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет
В тяжелых, нежных наших лапах ?

Привыкли мы, хватая под уздцы
Играющих коней ретивых,
Ломать коням тяжелые крестцы
И усмирять рабынь строптивых...

Придите к нам ! От ужасов войны
Придите в мирные объятья !
Пока не поздно - старый меч в ножны,
Товарищи ! Мы станем - братья !

А если нет - нам нечего терять,
И нам доступно вероломство !
Века, века - вас будет проклинать
Больное позднее потомство !

Мы широко по дебрям и лесам
Перед Европою пригожей
Расступимся ! Мы обернемся к вам
Своею азиатской рожей !

Идите все, идите на Урал !
Мы очищаем место бою
Стальных машин, где дышит интеграл,
С монгольской дикою ордою !

Но сами мы - отныне вам не щит,
Отныне в бой не вступим сами,
Мы поглядим, как смертный бой кипит,
Своими узкими глазами.

Не сдвинемся, когда свирепый гунн
В карманах трупов будет шарить,
Жечь города, и в церковь гнать табун,
И мясо белых братьев жарить !..

В последний раз - опомнись, старый мир !
На братский пир труда и мира,
В последний раз на светлый братский пир
Сзывает варварская лира !

30 января 1918